DK (_dk) wrote in ru_tape,
DK
_dk
ru_tape

Category:

группа ДК возвращается (интервью + аудио фрагменты)

С Новым Годом, ребята!
К концертной дейтельности приступила группа ДК.

Разносторонний артист проявляет себя разносторонне
Маленькой ёлочке холодно зимой!

Выкладываю свою беседу с Женей Морозовым:



Данное интервью проходило в живом режиме между двумя столицами Москва-Оттава через программу Скайп (http://www.skype.com) 14-го декабря 2006 г.
Наконец-то, дорогие читатели, представилась возможность, развеяв туман мифологического прошлого поговорить с человеком, который всё это время оставался в тени и который и является главным организатором и началом группы, голос которого так хорошо знаком всем любителям одной из ярчайших команд советской панк-сцены.


Евгений Морозов: Привет, слышно?
Дмитрий Коев: Слышу.
Е.: И я тебя слышу, всё в порядке. Хороший звук, работать можно?
Д.: Да, только там кто-то еще болтает.
Е.: У меня тут радио немножко треплется, могу убрать.
Д.: Я думал это на линии или заземление.
Е.: Ну что, значит, осваиваем новую реп-базу, уже есть приглашения на январь, 26-го выступаем в "Живом Уголке" ( jivu.ru ) с Летовым, но просят уже полную программу.
Д.: Расскажи, какой сейчас состав.
Е.: Ну, состав тот же, в котором мы на концерте памяти Димы Яншина работали. Это ребята, которые работали последние годы с Димой Яншиным.
Д.: "Весёлые Картинки"?
Е.: Да, "Весёлые Картинки". Они приняли, как это называется, волевое решение прекратить деятельность под лейблом "Весёлые Картинки", поскольку это Дима, в основном, поддерживал жизнь в этом лейбле. И как они объявили - не чувствуют за собой морального права продолжать работу под этим лейблом. Ну и дружно свалили ко мне и я естественно не стал отказывать, потому что музыканты сильные, нашу концепцию знают. Дима их вырастил правильно, и я очень доволен. Если бы я таких музыкантов попытался собирать с нуля, это год бы точно ушел.
Д.: Музыкантов сейчас очень сложно найти, именно чтобы отдавались этому делу по полной.
Е.: Так ведь чтоб еще и стиль чувствовали, Дим, это не так-то просто.
Д.: Хороших музыкантов на самом деле много, но у всех работы, семьи.
Е.: (смеется) Не факт... Гитарист, который со мной сейчас работает - Александр Плежа, у него тоже есть свой проект, который он вёл до меня. Естественно, что он его не бросил. У барабанщика, у Саши Маринчука, у него других проектов нет, у него только ДК. И Серёжа Телегин - басист. Кстати, крепкий музыкант, работал на профессиональной сцене, как и я в свое время, у него тоже только проект ДК. В Димин проект он пришел позже Маринчука и Плежи.
Д.: Вот, как раз о профессиональной сцене, ты не мог бы рассказать о своей биографии и работе?
Е.: Ну, я ее сейчас дописываю, в Интернете там, в dk-morozov.livejournal.com лайвжурнале, но сейчас вот пауза, я уже недели две, а то может и месяц, я не могу ее дописать, т.к. оргвопросы связанные с восстановлением концертной деятельности, они занимают много сил и времени. Ну, могу и сейчас конечно порассказать. Моя профессиональная деятельность началась, когда я учился в "Гнесинке". А по распределению попал аж на Украину, на западную. В местный театр эстрады в городе Черновцы. Отработал там сезон в театре эстрады на ставке вокалиста и речевика...
Д.: В каком это году?
Е.: Ну, где-то 81-й год. Да, в 81-ом я закончил Гнесинку. А потом уже начался проект ДК, как таковой.
Д.: В 82-м, да?
Е.: Ага.
Д.: Просто принято считать что первый альбом ДК это 82-ой именно год. Альбом "Лирика". Если конечно это первый альбом.
Е.: Я проверю. Сейчас как раз сканирую фоты, проверяю хронологию и т.д. Всё это можно проверить и восстановить. А пока я учился в Гнесинке, я снялся в кино, в одни летние каникулы. В другие летние каникулы поработал в ВИА «Надежда» на пульте.
Д.: А что за фильм?
Е.: Да это у нас на Мосфильме один чилиец (Себастьян Аларкон) подписался в России, типа политэмигрант, когда в Чили был переворот, он снял тут серию фильмов: "Ночь над Чили", еще там какой-то...Ну, такая политическая фигня. Режиссёр хороший, мне понравилось работать на его съёмочной площадке. А этот фильм назывался "Santa Esperansa" - "Святая Мечта". Вобщем, почти боевик про восстание в лагере полит-зеков. А я там играл в эпизодах, куски достаточно приличные. Моя фотокарточка даже оказалась во всесоюзном журнале "Советский Экран" (смеется). Нет, ну не персональная фотокарточка, что типа Женя Морозов, а там один из сюжетов был снят, а я там крупным планом и спиной (блин...) как раз где я разгонял этих самых зеков. У меня была роль охранника с садистскими склонностями! Не, я серьезно! Представь себе такой здоровенный пулемётище, казёнка от Дегтярёва и к нему там понаварено, чтоб никто не узнал, установленный на турель джипа и я из этого пулемётища гасил там этих самых зеков, которые себя плохо ведут (смеется). Он реально гасил очередями, на съёмочной площадке есть специальный человек, у него отдельный фургон типа инкассаторского, где хранилось оружие и патроны, холостые естественно. На съёмки выдавал. А еще был эпизод, где я там на вышке сижу, балдею, у меня тот же пулемёт... И мне значит капрал снизу орёт: "Ты чё там спишь? Смотри, какой-то козёл сюда стадо баранов гонит!" Я разворачиваю этот пулемёт и начинаю шарашить, понимаешь, по этому стаду и еще довольно так ржу в камеру! Во, блин, оттянулся! (смеется)
Д.: Показывали где-нибудь?
Е.: Да, он и по телевизору шел. Ну, у этих фильмов, у них было своё время. Это был мой первый выход с профессиональным заказчиком. На следующие каникулы я поехал работать с ансамблем "Надежда", еще будучи студентом. Я сидел у них за пультом, поскольку был уже нормальным звуковиком, и умел выстраивать звучание и в художественном плане, и работал аж до октября, меня не отпускали. Я учился, а на выходные ездил с ансамблем на близкие от Москвы гастроли.
Д.: А на каких ты инструментах играешь?
Е.: На гитаре. У меня романсовая программа есть, которая кстати говоря - один из моих проектов. Я буду делать сольную романсовую программу. Собственно, она у меня есть, но она у меня, так скажем, для своих. А когда делаю концерты для своих, то обязательно говорят: "НЕТ!! Это надо чтоб все слышали!!!" ну и так далее (смеется), но мне самому действительно нравится петь романсы. Да, я такой! И я не вижу противопоставления между русским романсом и русским панком. Потому что и там и там открытость души требуется, честность. А после ДК-шного периода у меня официальной сценической работы не было. Концерты были в рамках репертуара ДК.
Д.: Расскажи, когда и как ты покинул группу.
Е.: Ну, группу я не покидал. Это наверное самый большой Серёгин секрет и огласка этого события доводит его до обморочного состояния. Но я не виноват, так было… Я ВЫГНАЛ Серёгу! Дело в том, что у Серёги заморочки... Он пытался создать какой-то диссидентский имидж группы. Типа нас КГБ гоняет! Что мы такие преследуемые и так далее. Это модно тогда было, диссиденты и всё прочее. И действительно, концерт... я как правило говорю: у нас было полтора концерта. Один концерт мы вроде бы так сыграли, а второй концерт Серёга начал свою партизанскую деятельность. Подходит, говорит:
"Всё! Мне позвонили...".
Я думаю:
"Куда ему позвонили?! Я даже не знаю где здесь телефон находится", в каком-то захудалом клубе подмосковном, а он: "Всё! Щас приедут! Надо сваливать, надо завязывать, надо заканчивать концерт!". Ну и я действительно выхожу на публику и говорю: "Ребята, тут информация пришла, что пора сваливать".
Я-то чувствую, что это лажа... Конечно, жалко было публику. Все там тусовались, веселились. Но на имидж группы это работало.
Д.: Да и до сих пор некоторые верят, что мол кто-то тогда кого-то гонял и про запрещенную группу.
Е.: Ой, да пошли они нафиг, Дима! Ну есть, так скажем, имидж. Жаринов сам признается, что для него имидж это главное. Я где-нибудь в статейке его откопаю, процитирую и прокомментирую. Вобщем, чем дело кончилось. У меня там друзья были хорошие - "МУХОМОРЫ", была такая команда. Типа концептуальщики. Очень классно оттягивались. Музыку они как таковую не делали, но радио-спектакли, которые стал делать Серёга, это как раз традиция Мухоморов. Среди них музыкантов не было и они делали так называемые радиопостановки. Тексты наговаривали под музыкальные куски. Монтажи делали.
Д.: Это и Летов (младший) потом снял.
Е.: Это начали делать Мухоморы. Я от них еще забавную одну фонограмму получил. Очень жалею, что сейчас не могу ее найти. Это одна из их радио-постановок. И значит, что произошло. Я тогда устроился работать худруком в филиал Дома культуры Института стали и сплавов. Это в ихних общежитиях, на Ленинском Проспекте. Вобщем, там все нормально было сделано: здоровенный дискотечный зал, где я крутил дискотеку, ещё один чисто зрительный мест на двести, служебные помещения. Ну, а все остальное время он пустовал и естественно, я сразу пригласил ребят. Это был тот уникальный момент, когда не надо было никого просить, никому кланяться! Я там был сам себе хозяин! Так возник проект "ДК" - "Дом-Коммуна". Это общежитие называлось "Дом-Коммуна". Считается, что это Серёга создавал концепцию через тексты, но в действительности это была наша общая концепция. Было реальное оргсобрание, где помимо нас троих присутствовал басист первого состава Александр Мирошников, и мы прямым текстом обо всём говорили. Прошло это оргсобрание там же на базе, в одном из моих служебных помещений. Всем так уже надоела советская власть, это было наше солидарное мнение, что это должен быть ПАНК, что советская власть должна получить по мордам по полной программе и мы это делали. А им деваться было некуда! (смеется) Они как раз были в такой ситуации, что получил по левой, остается подставить правую.
Ну, собственно, что получилось-то. Мухоморы попросили меня свой перфомэнс провести, я согласился. И такая игра, мне всегда не по себе, когда вспоминаю. Он мне говорит:
- "Мухоморам выступить все равно не дадут! Потому что их КГБ пасёт".
- "Да пошли они, у ребят свой зритель. Мы ничем не рискуем. Я не рискую ни своей ставкой, ни реп-базой. Ребята хорошие, всё, они будут выступать." И представляешь? В день выступления, перед самой тусовкой... у меня там служебный телефон был конечно, он мне звонит: "Всё, это там бестолку, лучше не начинайте. Я всё знаю, МНЕ ПОЗВОНИЛИ..., мне передали. Всё! Вас там всех... даже не начинай!". Я уже завелся... Что за хрень за такая? Да пусть приезжают! Я на них посмотреть хочу! Чем им помешали ребята, которые там что-то побренчали. Ну, естественно никто не приехал. И дальше с Серёгой конечно я уже работать не мог. Сказал иди нафиг отсюда, и чтобы тебя и близко не было, я с тобой дальше работать не буду. Типа, ссука… То ли он это от ревности, то ли от страха за репбазу... И то и другое, скорее всего. И значит Дима в этой ситуации... не знаю, чего ему там Серега наговорил, но он вместе с Серегой свалил.

Где-то они там репетировали, я не знаю, несколько месяцев. Потом выяснилось, что Дима все равно тоже ушел от Сереги, тоже не смог с ним работать и организовал свой проект "Весёлые Картинки". После этого, я так понимаю, смыслом всей жизни Сереги стало тянуть изо всех сил одеяло на себя. Сам я ничем особым не занимался, да и были периоды когда просто не мог. А в интервью иногда помогал Сереге. Меня что-нибудь спросят, я: "Да, Серега это да...там...всё нормально, парень крутой". То есть, не подымал всё это. А тут, когда я решил вернуться к концертной деятельности, несколько месяцев назад, поднял информацию и получается, что все эти годы он сознательно выдавливал меня из фактографии ДК, искажая факты. Я ему это прощать не собираюсь.
А в этот раз, когда у нас был концерт в Табуле, что мне рассказал Серёжа Летов, это же хохма, это уже клиника! Ему Жаринов позвонил и говорит: "У меня есть информация, что там будет провокация, МНЕ ПОЗВОНИЛИ, я точно знаю. И готовится отдельная акция против тебя, твой саксофон порвут на части. Так что ходить не надо". И оказывается с этой же лабуденью обзванивал всех людей, кто ему доступен, но для каждого сочинял естественно что-то своё. То есть у него даже формулировки бреда не изменились. А началось еще тогда!
Д.: А какие были музыкальные пристрастия в то время? Влияния?
Е.: Влиянием был замороченный совершенно андеграунд, типа группы CAN, Clash. У нас было там у кого доставать хорошие дисочки.
Д.: Прогрессив и панкуха той поры?
Е.: Да. И как выясняется, мы и сами оказались не слабы. Наши фонограммы тоже ушли куда-то там заграницу. Там тоже их оценили. Во Франции даже издали.
Д.: Да, пластинка "Rocking Soviet", которая сейчас уже редкость.
Е.: У меня экземпляр дома стоит, причем полученный из рук Фирсова, из Питера. Питерский Фирсов есть такой, ты знаешь?
Д.: Ага. Распространитель.
Е.: Я от него получил этот "Rocking Soviet". И мы за это дело сразу накатили портвейна! (смеется)
Д.: А что там за песни?
Е.: Одна сторона наша, другая сборник. Это издавало министерство культуры Франции. Это не коммерческий тираж, очень ограниченный, если не ошибаюсь, не более 3 тыс.шт. По принципу раритетов. Ну, что может издавать министерство культуры? Этническую музыку, еще какую-то редкую, чтоб не ушло в небытиё. Ну, русский панк...
Д. А какие песни на этом диске? Сейчас прочитаю, если она тут рядом, подожди секунду. Первая это Серёжкина речёвка. Вторая "Молодежный клуб", третья - "Вермут мутно-розовый", опять речёвка Серёгина, потом "Посмотри на себя, как ты живешь", потом "Честно" и последняя - к нам тут вписали Калинов Мост. Это вторая сторона. А на первой Телевизор, Кино, Облачный Край. Облачный Край - это вообще группа, которую я в первый раз слышу.
Д.: Были такие.
Е.: Ну наверное (смеется). Просто тем, что вокруг меня происходило, я мало интересовался. (смеется) Да мне и свое творчество всегда было слегка пофигу. Слушает кто-то - и слушает, а не слушает и ладно.
Д.: А ты не переслушиваешь никогда ваши старые записи?
Е.: Видишь ли, в этом наверное и проблема. С одной стороны, мой творческий потенциал достаточно высок, но с другой я капитально нечестолюбив, не считаю нужным кому-то что-то доказывать, куда-то себя выставлять. Наверное, я слишком нечестолюбив. Мне слегка пофигу, кто и как относится к моему творчеству. Это сформировало мою судьбу, что есть, то есть, Дим, тут ничего не поделаешь. А так бы, если бы к тому, что я имею в плане творческого потенциала и личной энергетики добавить этого самого честолюбия – всё было бы круто по-другому!
Д.: Ну, всё равно, голоса-то не выкинешь из песен.
Е.: Голос не выкинешь, но где-то в 2001-м что-ли, был какой-то концерт под маркой ДК.
Д.: Да, это презентация пятой "Контры".
Е.: Хоть бы кто мне сообщил? Ясно, что это Серёжины происки, я был вполне доступен, меня легко было найти. А в те времена у нас были относительно нормальные отношения, то есть у нас не были заостренные отношения. И тем не менее, он все равно выгораживал меня из истории ДК. А сейчас в лайв журнале я прошелся по Сереже грязными башмачищами, он это вполне заслужил, я не стал ничего скрывать, всё рассказал как есть. И буду работать под СВОИМ лейблом ДК, который принадлежит ТОЛЬКО мне. Возможно, пойду на компромисс с Серегой, разрешу ему штамповать свои «радиопопсовки», если он конечно не будет выкаблучиваться. Кроме того, вышла книга эта совершенно идиотская. "Музыкальная анатомия поколения независимых", где он редактировал. Это вообще отдельная песня. Это уже апофеоз вранья, завершение целенаправленной компании по выдавливанию меня из фактографии ДК. Тут ему конечно крупно не повезло. То, что я решил вернуться к музыкальной деятельности и узнал об этой книге до того, как прошла её презентация. И на презентации хватило пары вопросов, чтобы там издатель, владелец Специального Радио тут же на месте устроил разборки, бегал там по этой VIP зоне, как тигр в клетке. Это надо было посмотреть... Серега, потому что ему делать было нечего, попытался устроить провокацию - подошел ко мне, толкнул. Думает: сейчас Морозов заведется, даст мне сдачи, а я скажу, что вот, Морозова нечего слушать, скандалист и всё что он говорит ерунда (смеется). А мне что-то смешно стало, я говорю: "Серёжа, у тебя не получится провокации!" А народ вокруг стоит, всё это видит и всё, ему деваться уже некуда. Это была отдельная песня. Ну это я уже не буду пересказывать, так как писал в журнале у себя.
Д.: Скажи, какие у тебя планы кроме концертных. Записывать что-нибудь собираетесь? Новый материал?
Е.: Новое обязательно. Я сейчас нашел один классный стихотворный материал. Не могу сейчас объявлять в именах, поскольку пока нет договоренности с автором по использованию его стихов, но я нашел очень интересный материал соответствующий моей музыке. Записать диск конечно есть желание. Но, ты понимаешь, это работа совсем другого уровня. Я же не собираюсь записывать какие-то любительские радио-постановки, если я буду записывать, то это будет саунд на уровне Black Sabbath, не ниже. Поэтому это очень серьезная работа.
Д.: Значит есть такие планы?
Е.: Да, есть такие планы, безусловно. Есть уже материал. А, еще...но это уже лично моя бредятина. Я в последнее время слушаю диджейскую музыку, она мне нравится.
Д.: Электронику?
Е.: Да, электронную диджейскую музыку. Я вижу, что в ней, хотя она и опосредованная какому-то оригиналу музыка, в ней много творчества. Тем более у меня есть любимые произведения роковые, которым бы я хотел воздать должное в своём творчестве. И диджейская музыка даст мне такую возможность. На новой реп-базе, вполне возможно, что будет дискотека. Сейчас я виду переговоры с руководством. Объявил уже об этом намерении и к моей инициативе владельцы территории отнеслись с интересом. Где бы только время на все это взять!
Д.: Слушай, а как насчет старых материалов, нет ли желания издать их в том виде, в котором они есть у тебя на пленках. Ведь всё то, что до сих пор издавалось, довольно с плохим качеством и не с оригиналов.
Е.: Ну, во-первых, у меня только часть оригиналов, часть оказалась у Серёги, я же не копил их целенаправленно. Но свободную выкладку в Интернете я отменяю. Один аноним в лайвжурнале меня достал с этими оригиналами. По конструкции фраз я расшифровал – Серёга. Он же в своих радиопостановках то одну версию воткнёт из старых записей, то другую. Народ уже въехал в это дело и стебается. Ему новый материал нужен, чтоб продолжить «творчество». Хрен ему. Я вполне официально издам сборник, а уже после этого любителям предоставлю нередактированную фонограмму, с репетиционным трёпом и всем прочим. Вполне возможно, что-то из этих материалов я издам в новой редакции, но в действительности, меня, как нормального музыканта, прельщает новый репертуар. Часть старого репертуара я буду использовать в своих концертах, потому что народ всё равно просит старые хиты. Но то что я буду делать новые песняки, это совершенно точно. Я в ДК не занимался сочинением текстов, потому что меня просто на это не хватало. Мне приходилось заниматься культмассовой работой, потом, тексты приносили и Дима и Сергей, и еще чьи-то тексты он приносил. То есть текстов хватало, текстом я не занимался. Да и сейчас я посмотрел... я не завистлив, если увижу, что достойное поэтическое творчество, я лучше приглашу человека для совместной работы, чем из себя начну чего-то там извергать, хотя иногда извергается. А в плане музыки, мелодические строчки - они все мои, потому что Дима, если он что-то предлагал, мы с ним согласовывали гармонию и я на неё напевал текст, создавал мелодическую строчку. Вот так и набирался наш репертуар. Так что, все что касается мелодии, все песняки с моим участием это чисто мои авторские права, безусловно. Кроме цитат разумеется. Есть некоторые вещи, например: "Я Вася Федотов...", ну это просто взял и спел классическое произведение.
Д.: Записывали всё вживую?
Е.: Да, естественно, только вживую!
Д.: Это чувствуется.
Е.: Ну, понимаешь, просто я уже успел отработать на пульте, на профессиональной сцене, опыт работы со звукотехникой, для меня это не составляло проблем. Этим и объясняются все вопросы, Дим. Серёга, понимаешь, он это микширует со страшной силой, никогда об этом не упоминает, пытается скрыть эту информацию изо всех сил, но эта наша уникальная продуктивность была связана именно с тем, что я профессионал, что за одну репетицию, не много, не мало, мог записать 10 новых вещей. Всё так отстраивалось, что один раз репетнули, записали, прослушали дубль и всё. Ну, иногда 3-4 дубля делали, если действительно, что-то не по кайфу, не в настроении, а так второй дубль и всё уже.
Д.: Да и музыканты хорошие. Этим как раз ДК и отличалось от остальных русских групп.
Е.: Но музыканты ещё определяются и по принципу дисциплины, потому что раздолбайство тут же пресекалось на месте. Человеку делать было совершенно нечего на моей реп-базе, если начиналось раздолбайство. Я бы любого музыканта выдрессировал.
Д.: А ты целиком не смотрел запись этого концерта 2001 года?
Е.: Я не стал ее всю смотреть, противно стало...
Д.: Там есть часть с интервью.
Е.: Я до интервью не досмотрел, но знаешь что меня позабавило? Включается вроде как видео-запись концерта, в котором я не участвовал и ничего о нем не знаю и вдруг: "Я Вася Федотов..." - в моём исполнении повторяется несколько раз подряд, кольцовкой, пока идут общие планы, то что я исполнял в студийном варианте. А потом начинается концерт, где, так скажем, уже...уже всё не так... И я не стал смотреть концерт до конца. Так что там с интервью?
Д.: Там в одном моменте есть о тебе упоминания, где ты фигурируешь как раздолбай как раз.
Е.: (громко смеется)
Д.: Что в группе «у нас никто не пил», кроме вот этого самого.
Е.: Ой ёлы-палы, ну ваще...(смеется) У нас этим отличался Дима, но он на репах в то время не квасил. А потом когда я к нему на репы приезжал – да, портвейн и трава иногда впридачу. Как говорится, Бог ему судья, земля ему пухом... Что касается меня, ты понимаешь, я сейчас в свои пятьдесят, уже с хвостом даже, обладаю здоровьем, которое не каждый сорокалетний имеет. Если бы я действительно был склонен к выпивке, ну, смог бы я сохранить здоровье, да еще при моей биографии. Да прикинь сам, о чем тут говорить... Моей подруге 30-ти нет и, как говорится, не жалуется. Тоже наверное показатель. Ой, ладно, пошли они нафиг, на них времени сейчас совершенно нет.
Д.: Может споешь что-нибудь?
Е.: (смеется) Спеть?
Д.: Могу подыграть, только в акустике.
Е.: Да я сам могу, вон у меня акустическая гитара.
Д.: Ну, замечательно.
Е.: Сейчас я тебе забавную одну штучку сыграю.

"Нам печальной ноты..."

Е.: Это поэтическое произведение Фрэнсиса Брэт Гарда 1896 года, в переводе Сергея Михалкова. В первый раз я эту вещь исполнил лет 30 назад (смеется).
Д.: Да ну?
Е.: Точно. Это я ее еще до Гнесинки первый раз исполнил. Случайно нашел это четверостишье в Литературной газете, издавалась при советской власти, думаю, как всё классно чувак-то сказал. Ну она нормально на рок-н-рольный квадрат легла, ну и хрен с ней. Вот так исполняю, как короткую прелюдию.
Д.: Классика сильна. Как ты думаешь, в чем главное отличие, что сейчас в рок тусовке творится и что было тогда, скажем, в начале 80х.
Е.: Ну, видишь ли, публика другая по своему менталитету. Тусовка уже другая. Всё другое, Дим, всё другое. Но есть некоторые вещи, которые, безусловно, ценились раньше, ценятся сейчас и будут цениться всегда. Это открытая душа артиста.
Д.: Это точно.
Е.: Ну и всё. (наигрывает блюз) Между прочим, одно из моих последних приобретений - канадская гитара, 12-ти струнная.
Д.: Какой фирмы?
Е.: Art & Lutherie.
Д.: Если честно, не знаю такой.
Е.: А это фирма выпускающая классические гитары, канадский клён. Продемонстрировать тебе звук этой гитары? Это отдельная песня. Уже по-другому звучит.

"По диким степям..."

Это вторая часть моей артистической деятельности, программа состоящая из классических русских песен и русских романсов. Я думаю, что возьму отдельного аккомпаниатора.
Д.: В две гитары?
Е.: Нет, в одну, в одну...А может и второго возьму, чтоб на клавишах что-то изображал. А я буду со свободными руками работать чисто над образом.
Д.: А что-нибудь из старенького споешь?

"Ты забудь на время свой высокий чин..."

Е.: Вот так вота! Постебаться так постебаться.
Д.: Я тут пробовал аккомпанировать, но связь немного рвется. Так как с концертами обстоит?
Е.: Про январь я сказал, с полноформатной программой приглашения есть, но говорить об этом рановато.
Д.: Хорошо бы и в Канаде засветиться.
Е.: Как раз ты этим и займешься! Там эта русско-язычная диаспора. Соответственно, провести рекламную подготовку, найти какого-нибудь местного профессионального продюсера. Ну, Дима, как это делается... тут не надо велосипед-то изобретать, бизнес-то уже устоявшийся.
Д.: Боюсь, что этот вопрос ребром станет, если кто-нибудь послушает Сережины стихи с чернорубашечной тематикой.
Е.: Какие стихи? Что ты имеешь ввиду? Так я же не собираюсь...я вообще не знаю чего он насочинял. Не знаю и естественно знать не хочу.
Д.: Так повелось, что у ДК есть, так скажем, профашистская репутация, хотя конечно ясно, что это стёб тоже, но...
Е.: Офигеть! Не уверен вполне, но похоже, слышу в первый раз! А за это он будет отвечать по суду. Я такой, я могу и в суд. Кстати говоря, он издавал что-то из моих фонограмм не спрося моего разрешения, не договорившись ни со мной, ни с Димой. Ничего... Такой иск могу вкатить! (смеется) Рассчитаться не сможет. Кстати, вот тебе образец имиджевой работы. При советской власти «почётно» было быть диссидентом – нет проблем, нате вам диссидентскую группу, которую само КГБ гоняет! Изменились времена и мода – нет проблем, перекрасимся! Только хавайте...
Д.: А ты не хотел бы сделать сайт, полностью свой, как официальный сайт ДК?
Е.: Дим, ты настолько в точку! Именно это сейчас и... у меня даже есть девиз для этого сайта, всё есть. Но сначала надо сделать... А то будет эффект спущенного шарика - сначала рассказать, а потом делать. Всё нормально! И с приколами!
Д.: И плюс ко всему релизы официальных альбомов, в нормальном качестве?
Е.: Это можно! Но прежде всего конечно репетиционные фонограммы, которые будут в постоянном доступе (мр3 на сайте), это совершенно точно. Так же, мои объяснения по реальной фактографии ДК. Все как полагается. Я решил не спускать дело на тормозах, в этот раз Серега попался! Прощать не собираюсь.
Д.: А почему именно сейчас ты решил..?
Е.: Частично спровоцировало расставание с Димой. Когда я был на поминках, было высказано много пожеланий на этот счет, чтобы я вернулся к концертной деятельности, что я не продолжаю, так это потеря для слушающей публики. И я, поскольку это соответствовало мою внутреннему настрою, принял решение вернуться.
Д.: Хотел еще спросить по поводу того, как появилось ДК. В 70х ничего не было?
Е.: Мы знали друг друга с 70-х, продолжали тусовки, у меня тогда ещё была репбаза в родном Тушино, в ДК «Красный Октябрь» на Вишнёвой улице, он и до сих пор там стоит. Я туда в театральную студию ходил, и мы там находились под статусом ВИА при театральной студии. Но к концепции ДК могут прийти только взрослые, состоявшиеся люди. А мы ещё пацаны тогда были.
Д.: Просто были слухи...
Е.: Да это все ерунда, какие там слухи.
Д.: А на танцульках вы поначалу не играли?
Е.: Нет, в ДК-шном ключе ни разу. На танцульках это до ДК-шный период..., как раз эти самые 70-е. И на свадьбах подрабатывали, и прочее. Мы с Димой даже ходили в почти джазовый бэнд... Композитор был по фамилии Мухин, он рулил. Выступали на конкурсе джазовых коллективов Москвы. Песня Джерома Керна «Дым» в моём исполнении вошла в заключительный концерт. То есть был какой-то тусовочный период, начиная с середины 70х, до начала 80х, такой, непроявленный. Кто-то где-то тусовался...много людей проявлялось в том или ином составе. Где-то играли... в спортлагере МИЭМ играли, там была рядом танцевальная площадка в Рузе, там отыграли сезон, но к ДК это не имело никакого отношения совершенно, то есть ДК появилась только в начале 80х, когда дозрели... Советская власть... Нормальному продвинутому человеку дышать уже было совершенно невозможно. Этим уже все задыхались. И как-то даже выносить это творчество не планировалось на всеобщее обозрение, просто решили для себя потусоваться, отвести душу, что называется. Но потом начали писать магнитоальбомы, эти альбомы стали расходиться. Можно было бы продолжать, можно было бы продолжить успешно, но, что случилось то случилось.
Д.: Группа известная была вообще? На тот момент.
Е.: ДК-то? Вообще не была известной группой в то время.
Д.: Свой узкий круг?
Е.: Да, была своя тусовка, в которой мы имели определенный статус, но так чтобы по России кто-то знал...да близко такого не было! Аквариум тогда был известен больше. Кстати, я тогда с Гребенщиковым с тот период встречался. Он приезжал в Москву и с кем мог договориться, делал здесь свои концерты. И нас свели, кстати, Мухоморы. Они его знали и меня знали. И нас свели, потому что знали, что у меня можно. Бесплатную тусовку как Мухоморам я ему делать не стал. "Парень, ну ты заплати какие-нибудь бабки с концерта, и никаких проблем!" Попросил всего сорок рублей, пол-зарплаты уборщицы по тем временам. Не сложилось. Может, бесплатно хотел?... Тогда было как...не музыканты получали деньги с публики (смеется), а иногда музыкантам приходилось платить, чтобы предъявить свое творчество публике! Вот ведь как было!
Д.: Да и до сих пор так...за аренду зала...
Е.: Да, и до сих пор, когда музыкант продвигается, это вопрос кто кому должен. Он публике, или публика ему. Ну, я ему не стал на халяву предоставлять свой зал, пообщались несколько минут...
Д.: Ну, тогда и групп было меньше и раскрутиться было...
Е.: Да уж, поменьше, мягко говоря! Вобщем встретились мы в московской кафешке, поговорили пару минут и разбежались.
Д.: А с Зоопарком сотрудничества не было?
Е.: Был концерт с Майком, одно отделение ему аккомпанировали, а потом свой репертуар погнали. Он с нами порепетировал раз и мы ему подыграли на концерте. Это надо восстанавливать фактографию... Был со Свиньей! Он был в своем стиле, мы были в своем стиле. Подурачились, покидались там закуской. Он от меня получил буханкой в тыкву. Он нас накрыл там банкой шпротов...они по всему столу разлетелась. Все как обычно. Я естественно не начинал это дело. Это в стиле Свиньи (смеется). Нормальный чувак, он мне понравился.
(наигрывает на гитаре)
Д.: Споешь еще?
Е.: Наверное нет, связь прерывается, да и потом...давай посмотрим, что ребята скажут на это интервью, что они еще хотят услышать.
Д.: У тебя фотографий нет, может что-то вставить в интервью?
Е.: Да вон они у меня! Стопка целая лежит посреди квартиры, уже несколько дней лежит. Я, кстати говоря, сегодня хотел этим заниматься, но видишь, сколько у нас уже это интервью?
Д.: Час уже есть.
Е.: А я б щас сидел...вот он сканер (хлопает по сканеру), вон, слышишь? Вон, фотокарточки стопкой. Всё! Ты понимаешь? Нет, блин, интервью...Каждый раз чё-нибудь выскакивает.
Д.: Ну, а как же...после интервью взяться за фотографии?
Е.: Не, я сначала чаю попью! (смеется) Но именно чаю, так что все нормально.
Д.: А я пива выпил.
Е.: Ну, пиво...это за алкоголь вообще не считается. Раз уж коснуться этой темы. Обсуждают там, вредно или нет, и уже при тяжелой экологии вроде как способствует выводу чего-то там из организма...
Д.: Это смотря в каком кол-ве, опять же, пить.
Е.: Ну естественно! (смеется)
Д.: Если до блёва, то конечно, вывод всего будет.
Е.: (смеется) Это точно! Алкоголь чего-то там растворяет и выводит...
Д.: Печень!
Е.: Растворяет!! (смеется) Алкоголь растворяет и выводит печень! (смеется)
Можно и пивка накатить. Я как иногда поступаю, когда день тяжелый... у нас же водка продается в самых разных фасовках, начиная от 100 гр. Я такую стограммовку поприличней беру и к ней вдобавок трёхсотграммовку пива пристойного. Это мой стиль потребления алкоголя, раз уж мы задевали этот вопрос.
Д.: Это для интервью или как?
Е.: Для интервью, для интервью, Дим, потому что если есть где-то, присутствует информация, что я люблю накатить там что-нибудь, это такая хрень! Да я б не выжил! Был бы сейчас как Дима, где-нибудь на кладбище.
Д.: Ну, это можно считать вообще несчастным случаем...
Е.: С Димой-то?
Д.: Это же было отравление.
Е.: Нет...С Димой Яншиным это всё совершенно закономерно. Они же со Светой на пару квасили.
Д.: Так водка же паленая была.
Е.: Рано или поздно бы все равно этим кончилось... Потому что, когда семейная пара квасит... на пару, как на Западе я не знаю, а на Руси, супруги либо убивать начинают друг-друга, по пьянке начинают резать или душить, или ещё чего, либо паленая водка или еще что-нибудь, типа пожар от окурка... И тама…
Д.: На западе тут похуже с этим обстоит, т.к. здесь преобладает наркомания, бытовая.
Е.: Все равно это долго не продолжается, когда квасят или ширяются оба. Это вопрос времени и здесь можно только посочувствовать. Ничего тут не поделаешь…
Скинь мне потом, как это все записалось, потому что ты у меня звучишь просто безупречно. Чистый хороший звук.
Д.: Ну, через Скайп там все равно...сжатый формат ползёт.
Е.: Ну, ты сейчас через какой микрофон? Или гарнитурочка какая?
Д.: AKG конденсаторный.
Е.: Чувствуется! У меня Shure через пульт Berhinger и в компьютер.
Д.: У меня всё - старьё.
Е.: Должен тебе сказать, что микрофоны, старые, получше многих новых, обычно. Этот Шурик выпускается уже несколько десятков лет без единого изменения в конструкции.
Д.: Тоже самое с AKG.
Е.: Так и должно быть.
Д.: Ну, что, будем закругляться?
Е.: Классно было потрепаться! С одной стороны, приятно побеседовать с человеком через полпланеты, с другой, хотелось бы, чтобы это было доступно тем, кто интересуется нашим творчеством.
Д.: Спасибо за интервью, было очень приятно тебя слышать!
Е.: Дима, спасибо, что ты настоял!
Д.: Особо настаивать не пришлось (смеется)
Е.: Что называется, продавил ситуацию! (смеется) Типа, меня не очень-то и уговоришь! (смеется) Ну, что, отключаемся?
Д.: Давай, пока!
Е.: Счастливо, пока!



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments